Размер:
A A A
Цвет:
C C C C
Изображения Вкл Выкл.

Фрагменты писем мобилизованного в Красную Армию Манина Владимира Алексеевича

Из статьи А.Ф.Кугаевского «Семейные реликвии» (фрагменты писем мобилизованного в Красную Армию Манина Владимира Алексеевича, адресованные жене Маниной Нине Лаврентьевне в деревню Тюли Самаровского района. [1941]-1943 гг.)

 18 июля 1988 года

 Без даты.

Здравствуй, Нина! Скучаю по тебе, даже нельзя об этом представить какая ты милая, хорошая. Не носи в себе обиды на меня, я был и буду верным мужем тебе. Если будет сын – назови его Юркой или Геннадием, а если дочь – Маргаритой. Это мои соображения. Плохо то, что это [событие] будет без отца.

22 апреля 1942 года.

Получил телеграмму о рождении дочери, и что назвала её Неллей. Наконец-то я дождался, чего ждал, у нас теперь есть дочь. Спасибо, Нина, за такой ценный мне подарок. Теперь твоя задача сохранить себя и дочь. Ты теперь мать, Нина, а я отец! С этих дней наша жизнь будет полноценной. Жаль, что не могу носить дочь в пелёнках. Эх! Почему я не с вами? Проклятая война разлучила наше счастье! Выпуск артиллеристов будет 18 мая 1942 года и как сложатся наши дела – напишу.

 20 июня 1942 года.

Нахожусь на Западном фронте в артиллерийской части. В действующую армию доехал хорошо, здоровье пока в норме. По дороге из Уфы послал телеграмму и 400 рублей денег. Думаю, что ты их получила. Если есть у тебя тетради, то пошли мне, а то писать совершенно не на чем. Напоминаю мой адрес: Полевая почта 602, артполк 692, дивизион 3, батарея 7, Манину. А еще: береги себя, Нина, как я говорил, когда пароход отходил от берега. Ведь мы были счастливы, но проклятая фашистская гадина разорвала нашу жизнь и любовь.

 13 августа 1942 года.

Далеко мы друг от друга, я – на фронте, ты - в Сибири, но врага бьём вместе.
А помнишь время расставания: пароход подаёт свисток, отходит от берега, я уезжаю, а ты остаёшься,  машешь белым платочком и плачешь… Тяжело было нам тогда, ведь мы только начинали супружескую жизнь. И сказал я тогда: «Береги себя, сына или дочь – кто будет. Я скоро вернусь, жди меня. Писать буду часто-часто…».

 17 августа 1942 года.

Дорогая Нина! Получил от тебя два письма сразу. Они были написаны 1-3 августа. Очень рад домашней весточке! Сообщаю, что от наших снарядов гибнут фашистские захватчики, они нашли себе могилу на нашей земле. Признаюсь, что и наших бойцов полегло немало. Я пока жив и невредим. Видел я, как в муках умирают наши воины от ран, от немецких снарядов. Не волнуйся, что от меня долго не бывает писем. Время такое горячее, даже жаркое,  много времени находимся на передовой. Воевать, так воевать! Меня беспокоит один и тот же вопрос: как относятся к тебе папа и мама? А ещё, передала ли моё письмо в контору на мельницу, сделан ли мне окончательный расчёт? Нина! Пиши письма чаще, как приятно читать твои письма, как будто дома побываешь.

 29 сентября 1942года.

Нина! Получил от тебя долгожданное письмо и две открытки. Радости было много, когда я увидел на тетрадном листе ножку и ручку дочурки. Эх! Как хотелось быть с Вами! Если бы был дома, то все свои свободные минуты уделял бы Вам. Не увлекайся, Нина, другими парнями, пока я в армии. Поцелуй за меня дочь Неллю. Владимир.

 Без даты.

Мои дорогие! Пишу вам письмо с места жарких боёв. Наши ребята дают перцу фашистам. Люди здесь боевые, надёжные, стойкие, сибирской закалки, есть земляки. В свободную минуту напишу подробнее. В общем-то, пройдут суровые дни, и тогда нас, Нина, никто и никогда не разлучит. Наша победа принесёт всем советским людям спокойную жизнь. Я часто смотрю фотографию. Она всегда со мной, бьём фашистов вместе, жена и дочь помогают воевать.

 Без даты.

Дорогая моя, любимая! Сегодня у нас холодно. Осенняя погода никак не направится. Дует холодный северный ветер. Этот ветер от нас, из Ханты-Мансийска, с наших родных мест. О многом он напоминает: о работе, о нашей первой осени, о нашей юности, как мы старались быть друг для друга. Ты тогда бала ещё совсем девчонка. Кое-чему я тебя учил и у тебя учился. И вот нагрянула война, злая, жестокая, кровавая. Если бы ты знала, как я ненавижу фашистов вместе с Гитлером, ведь они посягнули на самое священное – свободу и счастье нашей Родины, на нашу с тобой жизнь.

  26 февраля 1943 года.

Прошёл день Советской Армии. Скоро 8-е Марта. С женским праздником, милая Нина и дочка Нелли Владимировна! Желаю счастливой жизни, а мы постараемся её завоевать, эту счастливую жизнь. Не посчитай, Нина, за красивую фразу. Смысл моей жизни теперь в том, чтобы бить и бить эту погань фашистскую. Оторви мне в бою руку, буду сражаться с одной рукой. Вот и сейчас ранен, а с поля боя не ушёл, понимаешь?.

 Без даты.

Вышли только из боя. Бои были очень крепкие, теперь мы научились бить врага наверняка. Отогнали фашистов, отвоевали несколько деревень. Получил боевую награду. Письма от папы и мамы получаю, особенно много пишет Ира. Теперь мой адрес изменился. Письма пиши: «Полевая почта 602, в/ч 245, 7-ая батарея». А война продолжается.

  15 ноября 1943 года.
Письмо командира части Логвинова Н.Л.Маниной.
 

Сообщаю о судьбе Манина В.А. Он погиб в боях за Киев, столицу Украины, 5 ноября 1943 года в 13 часов 30 минут от прямого попадания снаряда. Схоронен в селе Ново-Петровцы, в 12 км от Киева. Он был лучший командир в части для бойцов. Владимир Алексеевич награждён боевыми наградами. Орден Отечественной войны и его личные вещи высланы посылкой родителям. Нина! Не печалься, не падай духом – война без потерь не бывает».

 

ГАХМАО. Ф.410. Оп.11. Д.83. Л.4-8. Подлинник. Рукопись.



Опубликовано: 09.07.2012 20:16        Обновлено: 28.05.2016 10:03