Размер:
Цвет:

Пребывание калмыков на спецпоселении в Ханты-Мансийском национальном округе

Пребывание калмыков на спецпоселении
в Ханты-Мансийском национальном округе


Тезисы выступления главного специалиста Ханты-Мансийского окргосархива Л.В. Набоковой

на II чтениях «Великий подвиг народа»

4 мая 2000 года

    Крупнейшим учреждением Ханты-Мансийского округа в годы Великой Отечественной войны являлся Ханты-Мансийский государственный рыбопромышленный трест. Он был выделен из Омского госрыбтреста согласно постановления Совнаркома СССР от 27 января 1943 года.

    Свою деятельность трест начал в составе 23 предприятий, в том числе, 9-ти рыбозаводов: Березовского, Поноватского, Сытоминского, Кондинского, Локосовского, Нахрачинского, Учинского, Ларьякского, Сургутского, одного консервного комбината – Самаровского, одного консервного завода – Сургутского, шести МРС – Микояновской, Березовской, Самаровской, Сургутской, Ларьякской, Нахрачинской, двух леспромхозов – Кондинского и Нахрачинского, одного лесозавода – Самаровского, одного совхоза – Реполовского, двух стройучастков – Сургутского и Самаровского.

    В фонде треста имеются приказы Народного Комиссариата Рыбной Промышленности СССР, Главсибрыбпрома, Ханты-Мансийского госрыбтреста, протоколы балансовых комиссий, титульные списки капитальных работ, годовые бухгалтерские отчеты госрыбтреста и его структурных подразделений, сведения о выполнении планов, переписка с рыбозаводами, списки флота по предприятиям, заключение Обь-Тазовского отделения ВНИОРХа о состоянии сырьевой базы водоемов Ханты-Мансийского округа, списки предприятий треста, признанных победителями во Всесоюзном социалистическом соревновании.

    В фонде треста  выявлены также документы о пребывании калмыков в Ханты-Мансийском округе. Они касаются приема, расселения, трудового и бытового устройства калмыков, депортированных из родных мест на основании Указа Президиума Верховного Совета СССР от 27 декабря 1943 года «О ликвидации Калмыцкой АССР и образовании Астраханской области в составе РСФСР».

   К ноябрю 1944 года в округ прибыло 5999 человек, из них 3032 – трудоспособных. По административным районам они распределись следующим образом: в Березовский район направлено 1108 человек, Микояновский – 1193, Сургутский – 118, Ларьякский – 652, Кондинский – 689, Самаровский – 1239.
5518 калмыков закрепились на предприятиях Ханты-Мансийского госрыбтреста и в рыбколхозах. Остальные были переданы Сиблестресту, райрыбкоопам, райпромкомбинатам, промартелям.

   На предприятиях рыбной промышленности вновь прибывшая рабочая сила была рассредоточена по разным отраслям. К ноябрю 1945 года 1727 калмыков числились трудоспособными. Из них на руководящих работах – 75 человек, на добыче – 365, обработке – 390, во флоте – 95, на строительстве – 173, в бондарном производстве – 28, сетепосадочном – 112, на прочих – 489.

   Первоначально новичков прикрепляли к знающим производство опытным работникам. 43 % из них перевыполняли план уже в первый год работы, хотя, в целом, показатели выполнения норм выработки калмыками в сравнении со средними по тресту были ниже.

   Первые партии спецпереселенцев – калмыков прибыли в округ весной 1944 года с началом навигации. Персональная ответственность за их прием была возложена на директоров рыбозаводов. В приказе директора Самаровского консервного комбината Корешкова от 21 апреля 1944 года отмечалось, что «вопрос надлежащей организации приема переселенцев имеет исключительно серьезное хозяйственно-политическое значение», содержалась конкретная программа подготовки в кратчайшие сроки к их приему и расселению, закреплялись ответственные за определенные участки работы, намечались сроки выполнения запланированных мероприятий. Директорам Сургутского, Сытоминского, Локосовского рыбозаводов заместитель управляющего госрыбтреста Окулов рекомендовал в телеграмме от 22 мая 1944 года «привести в готовность жилплощадь, выделить конный транспорт для перевозки багажа от пристани до жилья первоначального размещения переселенцев, после обязательной санобработки вселять их в постоянные квартиры, не задерживать их доставку в другие места поселения».

   24 июля 1944 года Ханты-Мансийский Рыбакколхозсоюз сообщал в госрыбтрест: «В пятнадцати рыбацких колхозах размещено 106 семей, 377 человек… ШАПША: Приусадебными участками обеспечены. Выдаются продукты: молоко, обрат, картофель, мясо, чай. Все переселенцы заняты на сельскохозяйственных работах. Членами колхоза не оформлены. Живут все 5 семей в едином доме. КОНЕВО: Размещены по разным квартирам, приусадебными участками обеспечены. Заняты на работе в сельском хозяйстве, выдаются продукты: молоко, картофель. Членами колхоза не оформлены. СМВОХРЕБТ: Живут 5 семей в одном доме, членами колхоза не оформлены, продуктами и приусадебными участками обеспечены».

   Имеющиеся в документах цифровые данные об обеспечении калмыков жилой площадью противоречивы. Однако, из них следует, что особенно скученно были размещены переселенцы, работавшие на Ларьякском рыбозаводе, Мало-Атлымском рыбоучастке, строительстве Березовского стеклозавода.

   Судя по всему, на местах не имели полной, точной информации о правовом статусе новой волны ссыльных, что порождало нелепые ситуации, вызывало вопросы. Так, начальник отдела кадров Матлымского рыбозавода Бобова в письме от 9 июня 1944 года интересовалась, можно ли назначать калмыков на такие должности как счетовод, полевод, воспитатель, комендант, заполнять на них трудовые книжки. Директора рыбозавода Кондинского района допустили в 1944 году увольнение переселенцев. В связи с этим Кондинский районный отдел НКВД довел до их сведения, что увольнение ссыльно-переселенцев должно производиться только с санкции вышестоящих органов, предлагал немедленно восстановить всех уволенных калмыков, специально завезенных на работы в рыбной промышленности, обеспечить их снабжение.

   Материальные, бытовые условия калмыков, особенно в первую сибирскую зиму, были крайне тяжелыми. Типичными являлись вопиющие безобразия, описанные в докладной об обследовании бытового устройства переселенцев, работавших на Сургутском консервном заводе, проведенном по инициативе руководства госрыбтреста в октябре 1944 года. Помощник начальника строительного отдела базы № 2 Богатырева сообщала: «На Сургутском консервном заводе работает (…) 99 калмыков, (…) проживает в общежитиях завода 148 чел.., которые занимают жилплощадь  в 360 кв.м, т.е. несколько больше 2,5 кв.м. на человека. В одной комнате в 32 кв.м. помещается 4-5 семей или 12-15 человек. Во всех комнатах очень грязно. Внутренние стены бараков, где живут калмыки, вымазаны, но требуется еще затирка, так как имеются щели. Ни в одной комнате не белено из-за отсутствия побелочного материала. На каждые 2-3 семьи имеется один стол и только 37 табуреток на 148 человек, что, конечно, ни в коем случае не обеспечивает потребность каждой семьи.

   Совершенно нет в общежитиях кадок для воды. Далеко недостаточно имеется ведер, не хватает топчанов и матрацев, в результате, особенно дети, спят почти на голом полу. Хуже того, в каждой комнате, занимаемой калмыками, сложены два камина вместо  плит, в которые вложены диски или чугуны и для того, чтобы вскипятить чай, требуется 2,5 часа, а для варки обеда камины топят целый день.

   Плохо организована подвозка дров к общежитиям, бывают дни, что дров совершенно нет.

   Очень плохо обстоит дело с одеждой. Во всех семьях калмыков многие дети не имеют нательного белья и большинство имеет одну смену верхнего платья. Таким образом, не имея возможности стирать, многие ходят в очень грязной одежде.

   Не лучше обстроит дело и с обувью. Работающие на производстве носят брезентовые башмаки на деревянной подошве на босую ногу, а неработающие – совершенно разуты. (…) 10-11-летние подростки работают почти босые на консервном заводе, были случаи, что свои замерзшие ноги они отливали горячей водой и снова продолжали работать, однако, никто этим вопросом не заинтересовался».

Зачастую на местах не имелось возможности облегчить положение спецпереселенцев – калмыков. Председатель исполкома Ларьякского райсовета Вторушин доводил до сведения управляющего госрыбтреста в письме от 02.02.1945 результаты проверки уровня жизни переселенцев в Нижневартовске, Тархово, Ларьяке: «Большинство калмыков не имеют нижнего белья и верхней теплой одежды, помочь на месте мы не имеем никакой возможности, так как никаких фондов товаров нет… Считаю, что калмыкам требуется срочная помощь, в первую очередь в питании. На месте выйти из положения мы не можем. В районе нет ни одного грамма крупы, совершенно нет запасов картофеля, что было, все отдали. Поэтому прошу дать наряд рабозаводам для продажи 30 тонн рыбы, минимум по 15 кг в месяц».

   В условиях создавшейся угрозы невыхода на работу в связи с отсутствием теплой одежды у 80-90% переселенцев из Ханты-Мансийска было направлено ходатайство в Тюменский облисполкома: разрешить использовать имевшиеся на базах рыболовкооперации 25 тысяч мешков для пошива ватных комплектов. Однако, даже Тюмень не смогла решить этот вопрос самостоятельно, соответствующий запрос ушел в Совнарком.

   Руководство рыбтреста предпринимало посильные меры по улучшению положения спецпереселенцев. Продуктами питания, в основном, все калмыки снабжались через кооперацию по продовольственным карточкам. Однако, систематически, из месяца в месяц, они не отоваривались рыбой, мясом, крупами.
Трест из своих фондов ежемесячно на каждого работающего выдавал от 4,5 до 6 кг рыбы. 70% молочной продукции из его подсобных хозяйств расходовалось для переселенцев.

   Строительные организации рыбтреста проводили напряженную работу по вводу в строй жилья. Строителям приходилось изыскивать заменители стройматериалов: крыть крыши дерном, берестой, травой, потолки настилать тонким круглым лесом, взамен кирпичных печей делать глинобитные, использовать пергаментную бумагу вместо стекла…

   Для домашнего устройства трестом было выдано калмыкам в 1945 году 60 % общего количества изготовленных предметов домашнего обихода: столов, топчанов, табуретов и др.

   В руководящих документах окрисполкома прослеживалась директива на прочное оседание калмыков в местах расселения. На это, в частности, было направлено секретное решение № 26/336 исполкома окружного Совета депутатов трудящихся Ханты-Мансийского национального округа от 25 марта 1946 года, которое предусматривало выделение земельных участков под индивидуальные и коллективные огороды немцам, украинцам, калмыкам, оказание им помощи в приобретении семян, обработке земельных участков.

   Эти же цели преследовала установка председателя исполкома окрсовета Комарова от 01.08.1944, данная всем райсоветам, о необходимости вовлечения спецпереселенцев – калмыков в колхозы.

   В 1957-1959 годах после предоставления калмыкам автономии, создания Калмыцкой автономной республики было проведено организованное переселение калмыков. Основная масса калмыков выехала и с  территории Ханты-Мансийского округа.

   По данным Всесоюзной переписи 1959 года в округе осталось всего 195 человек калмыцкой национальности.



Опубликовано: 27.12.2017 13:05        Обновлено: 27.12.2017 14:10