Размер:
Цвет:

Материалы архивного отдела администрации города Нягани

 

Архивный отдел администрации города Нягани

        В 2012 году нефтегазодобывающее предприятие города Нягани отметит  свое 30-летие. В 1982 году 21 мая был подписан приказ о создании производственного объединения «Красноленинскнефтегаз». Но первые нефтяники появились на Красноленинском своде месторождений в середине 1979 года. За эти два с немногим года появились НГДУ, буровое управление, транспортное предприятие, многокилометровые лежневки. Крепкий фундамент для нового предприятия строили первопроходцы во главе с одержимым человеком, нефтяником от бога Александром Николаевичем Филимоновым. Но так уж вышло, что, читая о герое труда в различных источниках, мы нигде не встречаем даже маленького упоминания о поселке Нях в его трудовой биографии. Сегодня мы устраним эту несправедливость.

      Мы стоим на пороге добычи 10-миллиардной тонны нефти в Югре. В этом значимом событии есть немалый вклад  няганских нефтяников и родоначальника освоения Красноленинского свода месторождений Александра Николаевича Филимонова.

      

       До выхода на Красноленинский свод, где геологами уже было открыто около десятка месторождений, за плечами у Александра Николаевича Филимонова был огромный опыт освоения нефтегазоносных площадей с нуля.

       Характер Александру Николаевичу достался не из мягких и уравновешенных. Бурный, жизнерадостный, энергичный, решительный и уверенный, он обладал приметной богатырской внешностью и был притягательной личностью для событий и людей. Работать рядом с ним было не просто, но поразительно интересно.

       С профессией, под стать своему крепкому характеру и могучей физической силе, Александр Николаевич определился задолго до приезда на Тюменский север. Уроженец Башкирии выбрал  природную силу нефтяной целины с её непредсказуемым и трудно управляемым характером. В послевоенные годы разработка нефтегазовых месторождений имела весьма скромную техническую базу, но сильных духом людей, по-военному собранных и мобильных. Филимонов был из той же когорты. Они работали с упоением, потому что  труд был мирным, к тому же, давал высокие результаты и реально укреплял экономику страны.

       В 1946 году Александр Николаевич начал трудовую деятельность помощником бурильщика в тресте «Башнефтеразведка». Через два года – в 1948-ом – был призван на действительную службу. В рядах Вооруженных сил окончил военное училище, служил штурманом на кораблях Балтийского флота. Демобилизовался спустя восемь лет и сразу вернулся в свой коллектив. Вскоре был назначен старшим инженером по бурению. В 1958 году Филимонов перешел в трест «Туймазабурнефть», где проработал до 1964 года. Был бурильщиком, буровым мастером, освобожденным председателем объединенного бурового профкома треста, инженером-диспетчером, начальником прокатно-ремонтного цеха. За эти годы приобрел хорошую практику бурового производства, получил высшее нефтяное образование по специальности горного инженера, проявил способности руководителя.

       В 1964 году его, как опытного и высококвалифицированного специалиста, направляют на Тюменский север – директором только что созданной Усть-Балыкской конторы бурения треста «Сургутбурнефть» объединения «Тюменнефтегаз». Перспективы нефтедобычи на Среднем Приобье еще не определены, но дебит уже действующих скважин  многообещающий. Александру Филимонову не терпится  поскорее увидеть все своими глазами. Поселок Усть-Балык произвел  сильное впечатление. Но не размахом строительства - его еще не было, не суровой тайгой, на фоне которой поселок выглядел крохотным пятачком и совершенно не обустроенным. Он поразил людьми, которые были убеждены  в том, что участвуют в судьбоносном для страны деле - разработкой  богатых кладовых черного золота Западной Сибири. Обстановка трудового азарта захватывала каждого, кто сюда прибывал. Увлекла она и Александра Николаевича.

       Март 1964 года. В коллектив конторы бурения зачислено 15 человек, которым предстояло первыми в Западной Сибири начать бурную эпоху эксплуатационного бурения. Родина ждала сибирское черное золото. И уже в мае первые две тонны промышленной нефти Усть-Балыкского месторождения были отгружены и отправлены нефтеналивной баржей на Омский НПЗ.

       Условия – полувоенные: постоянное наращивание темпов проходки, выходные – по возможности, да еще климат… Одни только  комары, мошки, слепни сколько сил отнимали. Вот как он сам рассказывал об этом:
- Кто видел, как мгновенно проваливается в болото бульдозер, как бульдозерист выкарабкивается из лап смерти, весь в болотной тине и водорослях? Кто видел, как в 40-градусный мороз сгорает за 25 минут 16-квартирный дом? Кто видел бурового мастера, плачущего в бессилии от комариного гнуса?!

 

      Тяготы – величина непостоянная, отсутствие бытовых удобств – дело поправимое. Первопроходцы понимали, что эти факторы во многом зависят от них самих. Дело в том, что тогда районный коэффициент был для всех 50%, а  соседи – геологи получали «полевые», которые освобождались от всех налогов, даже от алиментов. Да и жилищные условия у разведчиков были лучше. И тогда Александр Николаевич и его коллектив остро подняли вопрос перед объединением о повышении районного коэффициента. Дошло до Москвы. В июле прислали солидную комиссию из восьми представителей ВЦСПС, ВСНХ, обкома КПСС, объединения. Возглавил ее Иван Яковлевич Россочинский, Герой Социалистического Труда – шахтер, главный инспектор тяжелой промышленности в Госкомитете по труду и зарплате. Александр Николаевич понимал, что для положительного решения вопроса надо дать комиссии вкусить настоящей сибирской жизни. Прилетели столичные гости в Сургут. Лето стояло жаркое. В тени +38. Разместили их в КУНГах – герметичных кузовах от военных автомобилей. Закроешь двери – задыхаешься, откроешь – от комаров отбою нет. Комиссия всю ночь не спала, наломав веток, бегала вокруг, неистово стегая себя. Утром повезли на катере в Нефтеюганск. Измученная бессонницей комиссия разлеглась на палубе. Все мгновенно уснули. По прибытии в Нефтеюганск отправились на буровую в кузове АТС - артиллерийский тягач средний. В середине пути, в пойме, в высокой траве вдруг мотор заглох (по договоренности  с водителем Антоном Иванковым). Через несколько минут, налетела туча комаров. Гости вспомнили ночной кошмар…. В конце августе 1964 года вышло постановление правительства, в котором «как исключение» до 1 января 1967 года устанавливался коэффициент 1,7 для основных профессий нефтяников.  Теперь он основательно закрепился на территории Ханты-Мансийского автономного округа. А с 1970г. стали давать по 10 % северной надбавки не через  два года, как раньше, а через  год.

       Не только этот случай отражает характер Филимонова. Вклад коллектива Усть-Балыкской конторы бурения в отечественное развитие буровых работ сегодня называют бесценным. На базе данного предприятия отрабатывалась единая техническая политика в области бурения для всех месторождений Западной Сибири. Уже в 70-х годах появилось понятие «тюменская школа буровиков». Специфика освоения месторождений Югры не имеет аналогов, этот опыт наработан с нуля. Огромную экономию времени и средств дало внедрение идеи устанавливать буровую на железнодорожное основание, а также применение «кустового» бурения наклонных скважин.

       В 1971 году контора была преобразована в Нефтеюганское управление буровых работ № 1 , его начальником до 1977 года оставался Александр Николаевич Филимонов. В 1977 году его назначили генеральным директором производственного объединения «Урайнефтегаз». Воплощать производственные и социальные задачи здесь помогал опыт. Сделав большой разгон на старте, предприятие за пять лет выполнило львиную долю объемов по основным направлениям промышленного освоения территории. В этот период входит и начало разработки Красноленинского свода месторождений. Многие наши первопроходцы считают Александра  Филимонова первым генеральным директором нефтегазодобывающего предприятия Нягани.

       И, наверное, это правильно. Из воспоминаний ветерана производства  Вячеслава Ситникова: «Уже в 1978 году мы стали пристальнее присматриваться к поселку Нях и все чаще сюда наведываться. В единственную  гостиницу (сейчас там расположено инфекционное отделение) можно было поселиться  по великому блату, или же по разрешению руководства леспромхоза. Но получить его было почти невозможно. И мы приезжали практически в никуда. Поселок от тайги отделяла железная дорога. Автомобильная дорога, которая сегодня ведет на месторождение, представляла собой полотно из двух узких бетонных плит и напоминала узкоколейку, только под колеса лесовозов. Через реку был переброшен деревянный мост. Но Филимонов не из тех, кто  сдается, он был настроен решительно. На Ем-Ёге разведочная скважина № 15 уже в 1975 году показала дебит порядка 300 кубов нефти в сутки. В сторону Октябрьского района проложена линия электропередач. По железной дороге можно завозить оборудование и продукты. В поселке есть, необходимая на первое время бытовая инфраструктура. Частые переговоры с первым секретарем Октябрьского райкома партии Виктором Редикульцевым  способствовали развертыванию широкомасштабных  работ. Маркшейдеры  исходили все буераки, тайгу, вбивали колышки. Появилась необычная техника, груженная разным невиданным ранее оборудованием. Можно много рассказывать о противостоянии лесников: и как перегораживали дорогу  лесовозами, и как не пускали в баню и «шипели» на нас  в магазинах.  Вскоре конечно все встало на свои места».

       Вячеслав Ситников подарил музею ТНК-Нягань рукописи Александра Николаевича, которые ему передала  сестра Александра Филимонова. Вот как сам он описывает это время: «В 1979 году мы вышли на Красноленинский свод. Имеющиеся буровые установки были разбросаны по месторождению. Пришлось заказать новые станки с расчетом на перспективу развития. В конце  года геологоразведчиками была пробурена скважина  № 4 на Талинской площади. Когда я посмотрел коротажные диаграммы по ней, то испытал такой восторг, который   сравним только с неожиданным, баснословной стоимостью подарком судьбы. Тогда я приказал сосредоточить все буровые станки на Талинке, так как здесь была большая нефть».

       В  1980 году в составе Урайнефтегаза было создано НГДУ «Красноленинскнефть». Одновременно появись УБР-1, транспортное предприятие, два управления — строительное  и  вышкомонтажное.  Тогда же были подняты вопросы о привлечении узбекских строителей и дорожников. 

       Разработка Красноленинского свода месторождений не входила в Госплан, а значит, средства государство на эти цели не выделяло. Все необходимое приходилось выкраивать  из лимитов и  фондов Урайнефтегаза. Но Александр Николаевич находил силы обеспечивать возможность безаварийной и бесперебойной работы. Он создавал запас дефицитных труб НКТ и других необходимых инструментов, снабжал нужной техникой, оттачивал схему согласованного взаимодействия с вышкарями и тампонажниками. Создавал плацдарм для широкомасштабного освоения площадей. Уже через год добыча составила………..

       В 1982 году Урайнефтегаз реорганизуется в производственное объединение «Красноленинскнефтегаз» с месторасположением в Нягани. Бразды правления Александр Николаевич Филимонов передал новому генеральному директору -  Григорию Александровичу Лазареву. Сам же вернулся в Нефтеюганск, куда был назначен управляющим трестом «Юганскнефтеспецстрой» производственного объединения «Юганскнефтегаз». Трест обеспечивал строительство кустовых оснований, трасс перетаскивания буровых установок, промысловых дорог, линий электропередач, шламовых амбаров. Одним словом, выполнял подготовительные работы к бурению. Это  близкая и во всех нюансах понятная ему задача. И было приятное чувство возвращения домой, которое бодрило и настраивало на продуктивную деловую волну. В 1987 году Александр Николаевич ушел на заслуженный отдых. В феврале 1999 года он вместе с коллективом ОАО «Кондпетролеум» отметил добычу 100-миллионной тонны нефти на Красноленинском своде месторождений. Это был и его большой праздник. Ведь если бы не огромное желание, азарт и энтузиазм этого человека, кто знает, когда бы здесь появились первые нефтяники. В этом же году Александра Николаевича не стало. Он похоронен в Нефтеюганске  - городе, ставшем ему родным.

 

       Его заслуги высоко отмечены государством. Александр Николаевич Филимонов удостоен званий Герой Социалистического Труда, Почетный нефтяник, Почетный гражданин города Нефтеюганска. Награжден  золотой медалью «Серп и Молот», орденами Ленина и  Трудового Красного Знамени,   медалями «За освоение недр и развитие нефтегазового комплекса Западной Сибири», «За доблестный труд.», «Ветеран труда», знаком «Отличник нефтяной промышленности СССР»  

Наталья Иноземцева

Использованы источники
городского архивного отдела,
музея истории ОАО «ТНК-Нягань»,
книга воспоминаний «Нефтяная эпопея Западной Сибири»

 



Опубликовано: 09.07.2012 20:14        Обновлено: 07.04.2017 12:03