Размер:
Цвет:

История ликвидации православных церквей на территории Ханты-Мансийского автономного округа - Югры в годы Советской власти (по документам Государственного архива Югры)

Ликвидация православных церквей

в Ханты-Мансийском автономном округе – Югре в годы Советской власти

(по документам Государственного архива Югры)


Православие на Тобольском Севере

    В начале XX века на территории современного Ханты-Мансийского автономного округа – Югры, по документам Государственного архива Югры, действовало 48 православных церквей, 34 часовни и 1 монастырь. Большинство из них были деревянные, но были и каменные здания церквей: в селе Самарово (ныне г. Ханты-Мансийск) – церковь Покрова Пресвятой Богородицы; в городе Березов (ныне пгт. Березово) – храм Воскресения Христова и церковь Рождества Пречистой Богородицы; в городе Сургуте – Троицкий собор; в селе Шеркалы (ныне Октябрьский район) – церковь во имя Нерукотворного Образа Христа Спасителя; в селе Филинском (ныне п. Горноправдинск Ханты-Мансийского района) – церковь Вознесения Господня и в селе Кондинском (ныне поселок Октябрьское) – храм Живоначальной Троицы Кондинского (Кодинского) монастыря. До сегодняшнего дня уцелели только четыре каменных здания церквей: Богородице-Рождественская церковь в пгт. Березово, Вознесенская церковь в п. Горноправдинске, Троицкая церковь в п. Октябрьское (не удалось взорвать), Спасская церковь в с. Шеркалы. Две церкви – Воскресенский храм в Березово и Покровскую церковь в Самарово удалось взорвать (сейчас на том же месте стоит новая Покровская церковь, построенная по чертежам XIX века). Восстановлены и действуют в настоящее время из сохранившихся три – в Березово, Горноправдинске и Троицкая церковь в поселке Октябрьском.

    Первая церковь на территории современной Югры была построена в городе Березов в 1593 году – Богородице-Рождественская. На год позже, в 1594 году, была построена церковь во имя Живоначальной Троицы в городе Сургуте. В XVII веке были построены: в Кодском городке (ныне п. Октябрьское) – церковь во имя Живоначальной Троицы (1600), в 1657 году там был основан Кодинский монастырь, в Березове – храм во имя Воскресения Христова. В XVIII веке были построены: церковь Покрова Пресвятой Богородицы в с. Самарово, церковь во имя Рождества Христова в д. Сартынья, церковь во имя Успения Пресвятой Богородицы в д. Полноват, церковь во имя св. Николая в д. Чемашево, церковь во имя Преображения Господня в с. Малый Атлым, церковь во имя Сошествия Святого Духа в д. Леуши, церковь во имя Сошествия Святого Духа д. Сухоруково, церковь во имя Святой Троицы в с. Троица, Знаменская церковь в с. Ларьяк, Богоявленская церковь в с. Локосово, Богоявленская церковь в с. Юган, церковь Успения Пресвятой Богородицы в с. Селиярово, Вознесенская церковь в д. Филинской, Крестовоздвиженская церковь в с. Реполово, церковь Живоначальной Троицы в с. Нахрачи, Богоявленская церковь в с. Болчары. До середины XIX века были построены: церковь во имя св. Пророка Илии в д. Конево, Петропавловская церковь в д. Базьяны, церковь Рождества Христова в д. Шаим, Троицкая церковь в с. Кушеват.

    Здания церквей неоднократно перестраивались вследствие пожара или ветхости. Многие здания церквей были построены (перестроены) на средства прихожан и местных меценатов в конце XIX – начале XX века: Богоявленская церковь (1887) с. Юган, церковь во имя трех святителей: Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста (1890) ю. Больше-Атлымские, Спасская церковь (1891) д. Скрипуново, церковь во имя Святителя Николая (1894) д. Няксимволь, церковь во имя Богородицы Всех Скорбящих Радость (1894) с. Елизарово, церковь святого мученика Пантелеимона (1894) с. Тундрино, часовня в память святого архистратига Михаила (1894) д. Сотник, часовня во имя Святителя Николая Чудотворца и святого Пророка Божия Ильи (1895) ю. Карымкарские, церковь во имя Богоявления Господня (1897) д. Щекурья, церковь во имя Рождества Христова (1898) д. Сартынья, Успенская церковь (конец XIX в.) с. Тюли, часовня во имя Святителя Николая Чудотворца (1901) д. Пилюгино, церковь во имя Сошествия Святого Духа (1907) д. Сухоруково, Богоявленская церковь (1908) с. Локосово, церковь во имя Сергия Радонежского (1908) с. Вартовское (ныне г. Нижневартовск), церковь во имя Введения во Храм Пресвятой Богородицы (1913) с. Покур и другие.

    На начало XX века практически в каждом северном селе Тобольской губернии была церковь, а в небольших деревнях – часовня. Все русское население, а также большинство коренных жителей исповедовали православие. В селах и деревнях действовали большие православные приходы, которые окормляли близлежащие юрты, выселки. К самым многочисленным приходам можно было отнести: Березовский - в самом Березово на начало XX века действовали 2 храма и 2 часовни, церковно-приходская школа; Сартыньинский – к нему относилось 26 поселений аборигенов Сосьвинской волости; Кондинский монастырь, который с 1891 года был обращен в женский, при нем действовала школа для детей аборигенов; Сургутский - действовало 2 церкви и 2 часовни, Самаровский - в начале XX века Самарово становится центром одноименного благочиния Тобольской епархии, в Самарово действует одна церковь и 3 часовни, церковно-приходская школа; Филинский – к филинскому приходу были приписаны церкви в Цингалах, Чембакчино и 4 часовни. Кроме того, действовали хорошие самостоятельные приходы в д. Полноват, с. Селиярово, с. Юган, с. Локосово, с. Ларьяк, с. Тундрино, с. Покур, д. Базьяны, с. Реполово, с. Нахрачи, с. Конево, с. Леуши, д. Сатыгинская. При некоторых церквях действовали церковно-приходские школы.

    После Октябрьской революции 1917 года начались гонения на Русскую Православную Церковь. История уничтожения православных приходов на Тобольском Севере начинается с 1918-го года и заканчивается 1960-м годом, когда была ликвидирована последняя церковь в поселке Шапша Ханты-Мансийского района. Политика Советской власти привела к тому, что с 1937 по 1942 годы на территории Сибири не было ни одно правящего архиерея, поэтому все сибирские епархии, в том числе и самая древняя Тобольская, были упразднены за неимением управляющих епископов и прекратили свое существование. Лишь в конце Великой Отечественной войны в городах юга Тюменской области открылось несколько храмов, а территория бывшей Тобольской епархии была включена в состав образованной в то время Омско-Тюменской епархии. До конца 1980-х годов на огромной территории Ханты-Мансийского автономного округа – Югры не действовало ни одного храма. Первые религиозные общества были зарегистрированы в Сургуте – Свято-Никольский приход (1987), в Нефтеюганске – Свято-Пантелеимоновский приход (1988), в Нижневартовске – приход Иоанна Предтечи (1988).

    По решению Священного Синода в 1990 году была возрождена Тобольско-Тюменская епархия. Стали организовываться приходы, восстанавливались и возводились храмы. С открытием в 1989 году Тобольской Духовной семинарии стало расти количество пастырей, стали открываться православные гимназии. Развитие епархии привело к преобразованию ее структуры – образованию в 1997 году Тобольского, Салехардского, Тюменского и Ханты-Мансийского благочиний. 30 мая 2011 года решением Священного Синода в пределах Ханты-Мансийского автономного округа – Югры была образована Ханты-Мансийская епархия с выделением ее из состава Тобольско-Тюменской епархии. Синод избрал Епископом Ханты-Мансийским архимандрита Павла (Фокина) и постановил правящему архиерею Ханты-Мансийской епархии иметь титул Ханты-Мансийский и Сургутский.

    История ликвидации православных приходов и закрытия церквей на территории Ханты-Мансийского автономного округа - Югры отражена в документах, хранящихся в Государственном архиве Югры. После принятия в 1918 году Совнаркомом Декрета об отделении церкви от государства и школы от церкви, всем церквям надлежало передать свои архивы в местные Советы, в отделы ЗАГС. Какие-то документы были переданы, какие-то были утрачены при ликвидации церквей, уничтожены пожарами. В Государственном архиве Югры хранятся метрические книги некоторых церквей Тобольского уезда за 1855-1925 годы, эти книги были переданы в архив Управлением ЗАГС. После 1922 года, когда по постановлению ВЦИК православные приходы должны были зарегистрироваться в Губернском отделе (г. Тюмень) и ежегодно предоставлять отчетные документы, в местных Советах создавались свои административные отделы, которые вели отдельные дела на каждую церковь: договоры, описи имущества, списки верующих, переписка, документы по закрытию церквей. Эти дела, точнее часть из них, хранятся сейчас в Государственном архиве Югры. Многие документы являются особо ценными.

    Несмотря на имеющиеся архивные документы, тема ликвидации православных церквей в Остяко-Вогульском национальном (Ханты-Мансийском автономном) округе является белым пятном в истории Югры. Поэтому очень важно по архивным документам и воспоминаниям людей восстановить хотя бы часть исторических фактов, так как история православия в Югре является частью региональной истории.

Декрет «Об отделении церкви от государства и школы от церкви»

    После Октябрьской революции 23 января 1918 года был издан Декрет Совета Народных Комиссаров «Об отделении церкви от государства и школы от церкви». По этому Декрету все религиозные общества лишались прав юридического лица. Имущество, которое находилось в ведении ведомства православного исповедания и других вероисповедных учреждений и обществ, согласно Декрету, переходило в непосредственное заведывание местных Советов рабочих и крестьянских депутатов. Местный Совет обязывал представителей бывших ведомств и лиц соответствующего вероисповедания, в чьем фактическом обладании находился храм и прочее богослужебное имущество, представить в трех экземплярах инвентарную опись имущества и предметов специально предназначенных для богослужебных и обрядовых целей. По этой описи Совет принимал имущество от представителей соответствующего религиозного культа и вместе с описью передавал его в бесплатное пользование всем тем местным жителям соответствующей религии, которые желали взять в пользование имущество. Второй экземпляр описи с распиской на нем получателей хранился в местном Совете, а третий – должен быть направлен в Народный Комиссариат Просвещения. Необходимое число местных жителей, получающих в пользование богослужебное имущество, определялось местным Советом, но не могло быть менее 20 человек.

    Между местным Советом и религиозным обществом заключался договор на бесплатное пользование богослужебным имуществом, по которому верующие были обязаны:

1) хранить и беречь богослужебное имущество, как доверенное им народное достояние;

2) производить ремонт имущества и оплачивать расходы, связанные с обладанием имуществом: по отоплению, страхованию, охране, оплате долгов, местных сборов и прочее;

3) пользоваться этим имуществом исключительного для удовлетворения религиозных потребностей;

4) возместить при сдаче имущества все убытки за время пользования им, отвечая за целостность и сохранность вверенного им имущества солидарно (по круговой поруке);

5) иметь у себя инвентарную опись всего богослужебного имущества, в которую обязаны вносить все вновь поступающие (путем пожертвований, передачи из других храмов и т.п. предметы религиозного культа и представляющие частную собственность отдельных граждан);

6) допускать беспрепятственно во внебогослужебное время уполномоченных Советом лиц к периодической проверке и осмотру имущества;

7) в случае обнаружения Советом злоупотреблений и растрат, немедленно сдать имущество Совету по первому его требованию.

    Согласно Декрету, непредназначенное специально для богослужебных целей имущество церковных и религиозных обществ, а также бывших вероисповедных ведомств: дома, земли, угодья, фабрики, свечные и другие заводы, рыбные промыслы, подворья, гостиницы, капиталы и все вообще доходное имущество, в чем бы оно не заключалось, не взятое до настоящего времени в ведение Советских установлений, незамедлительно отбиралось от означенных обществ и бывших ведомств. Обнаруженные наличные капиталы бывших вероисповедных ведомств и церковных или религиозных обществ, каких бы наименований эти капиталы не были и где бы они ни находились, должны быть приняты Советами РКД в двухнедельный срок.

    Метрические книги всех вероисповеданий за все года, почему-либо не изъятые до настоящего времени из духовных консисторий, духовных управлений городских управ (еврейские метрические книги) и прочих губернских хранилищ метрик, немедленно передавались в губернские (областные) отделы записей актов гражданского состояния.

    Декрет запретил служителям культа и учреждениям всех вероисповеданий делать в паспортах или других документах, удостоверяющих личность, отметки о принадлежности к какой-либо религии и совершенных религиозных обрядах: крещении, обрезании, браке, погребении, разводе.

    Декрет установил запрет на совершение религиозных обрядов и церемоний (молебнов, панихид) в государственных и в иных публично-правовых общественных помещениях и размещение в них каких-либо религиозных изображений (икон, картин, статуй религиозного характера).

    Религиозные шествия, а также совершение каких бы то ни было религиозных обрядов на улицах и площадях допускалось лишь с письменного разрешения местной Советской власти, которое устроители каждый раз должны были получать заблаговременно, и во всяком случае не позднее, чем за 2 дня до публичного совершения религиозной церемонии.

    Декрет запрещал преподавание каких бы то ни было религиозных вероучений в государственных, общественных и частных учебных заведениях, в том числе школах, за исключением специальных богословских. Преподаватели религиозных вероучений лишались денежного довольствия с января 1918 года включительно. Здания духовных учебных заведений всех вероисповеданий, а также церковно-приходских школ, как народное достояние, перешли в распоряжение местных Советов РКД или Народного Комиссариата Просвещения. В арендное или иное пользование эти здания могли быть предоставлены Советами РКД для специальных учебных заведений всех вероисповеданий лишь на общих для всех граждан основаниях и с ведома Народного Комиссариата Просвещения[1].

    3 августа 1922 года вышло постановление ВЦИК и СНК, согласно которому все религиозные организации должны были зарегистрироваться. Для производства регистрации все фактически существующие религиозные общества и группы Тюменской (до 1918 года - Тобольской) губернии обязаны были предоставить в Губернский отдел Управления города Тюмени (улица Республики, д.17) следующие документы в трех экземплярах: заявление; устав; список членов в количестве не менее 50-ти человек не моложе 18 лет и не ограниченных в правах по суду; список членов исполнительного органа (церковно-приходского совета); список пресвитеров, епископов, проповедников и гербовый сбор в размере 300 рублей. Если религиозные общества не регистрировались, то подлежали ликвидации. И с 1923 года стали проводиться ежегодные перерегистрации религиозных организаций с новым предоставлением всех документов, проверки их деятельности, богослужебного имущества по описи, страхование церковных зданий, церковно-приходские советы должны были предоставлять протоколы общих собраний в местные административные отделы Советов РК и КД. Распространение и пропаганда буржуазно-анархических и антигосударственных учений под религиозным флагом, направленные против Советской власти, подлежали Уголовному суду.

    В Государственном архиве Ханты-Мансийского автономного округа – Югры хранятся договоры на пользование церковными зданиями и имуществом церквей, а также описи имущества, списки членов организации, списки членов церковного совета, списки священнослужителей, страховые квитанции, акты проверки, протоколы общеприходских собраний. Эти документы свидетельствуют нам о жизни православных приходов Тобольского Севера в 1920-е годы. Если верующими были соблюдены все условия, религиозная организация действовала в рамках Советского законодательства, то деятельность общины верующих была более менее сносной: церкви действовали, крестные ходы разрешались, церковные праздники отмечались. Особенно тяжело верующим обходилось отопление церковного здания, его страхование и ремонт, содержание священнослужителя. В таком режиме церкви действовали до 1929 года.

Закон о религиозных объединениях

    8 апреля 1929 года был издан Закон о религиозных объединениях. И можно сказать, что этот год стал переломным в истории церкви. С 1 декабря 1929 года в Тобольском округе должна была быть проведена перерегистрация религиозных организаций одновременно с выполнением следующих мероприятий. По инструкции, поступившей во все административные отделы Тобольского округа, религиозным организациям нужно было предложить (т.е. заставить административным методом) составить сметы на ремонт зданий; административным отделам дано указание провести проверку выполнения договорных условий, проверить застраховано ли не только здание, но и имущество религиозного общества, проверить каким образом производились сборы на содержание молитвенного здания, священнослужителей, в случае обнаружения нарушений, дано указание возбуждать уголовные дела[2]. Вместе с заявлением на перерегистрацию религиозные объединения должны были предоставить: списки учредителей и членов, анкеты на служителей культа. Статья 10 Закона о религиозных объединениях устанавливала положение о том, что религиозная организация может пользоваться только одним культовым зданием. Религиозным обществам было запрещено иметь уставы. Книги, не необходимые при богослужении, должны быть изъяты из храма. Группы верующих право на получение в бесплатное пользование культовых зданий не имели. Договор на пользование храмами должен быть подписан не менее как 20-ю членами религиозной организации.

    Религиозные общества были поставлены в тяжелые условия. Все документы, необходимые для перерегистрации, надлежало собрать в очень короткие сроки. Чтобы составить технические сметы на производство ремонта зданий церквей, нужно было вызывать инженера из Окружной строительной конторы, платить ему деньги. Сбор необходимых документов осложнялся отсутствием дорог, большими расстояниями. На ремонт церквей тоже нужно было собирать деньги только путем добровольных пожертвований, хождение по домам для сбора подписей запрещалось.

    Многие приходы закрылись, не пройдя перерегистрацию. Но были и такие, которые смогли собрать все необходимые документы, верующие взяли на себя обязательства произвести ремонт. Тогда власти использовали другие методы закрытия церквей. Церкви закрывались по причине невыполнения условий договора: не производство ремонта здания церкви, не страхование здания и имущества церкви. Там, где здание церкви не требовало ремонта, хорошо сохранилось, властям нужен был добровольный отказ верующих от церкви. Для этого на Тобольском севере повсеместно действовали ячейки Союза Воинствующих Безбожников.

Союз Воинствующих Безбожников

    В инструкции по проведению перерегистрации религиозных объединений административным отделам было рекомендовано: «иметь тесную связь с местными организациями и учреждениями, в частности, с Союзом Воинствующих Безбожников, через которые проводить линию выхода верующих из религиозных объединений, ни в коем случае не допускать хождения по домам кулачества и духовенства с целью вербовки в состав верующих, одновременно всемерно содействуя в проведении общих собраний, проводимых Союзом Безбожников».

    В Государственном архиве Югры сохранились документы окружного съезда Союза Воинствующих Безбожников, который состоялся в Тобольске предположительно в 1929 году. На съезде религиозные организации были объявлены главными помощницами кулаков-эксплуататоров, политической агентурой капиталистов. «Антирелигиозная борьба все больше становится одним из ответственейших участков пролетарской революции. Борьба с религией все больше превращается в открытую форму борьбы за социализм»[3]. Участниками съезда был выдвинут лозунг Союза Воинствующих Безбожников – «Борьба с религией – борьба за социализм!».

    Члены СВБ призывали к массовому несоблюдению религиозных обрядов и праздников, реформе существующего календаря, укреплению новых форм безрелигиозного быта: гражданские браки и похороны, октябрины вместо именин, проводили антирелигиозные кампании (антипасхальную). Но самое главное, они требовали передачи религиозных зданий под культурные и социально-бытовые учреждения.

    Союз Воинствующих Безбожников действовал очень активно. В каждом селе или деревне действовали ячейки СВБ. За каждым членом Союза был закреплен определенный участок (несколько домов) и определенное количество населения. Повсеместно распространялись газеты и журнал «Безбожник».

    Школа стала опорой антирелигиозной пропаганды. «Провести решительную борьбу с религиозными проявлениями среди учительства, как мерами воспитательного характера, так и отмежевания из рядов просвещенцев. Заменить традиционные каникулы, приуроченные к различного рода религиозным праздникам (Рождество и т.п.) каникулами, совпадающими с крупными революционными праздниками (Октябрьской революции, День Ленина, 1 мая). Объявить воскресенье днем активной антирелигиозной борьбы в культпросветучреждениях. Провести углубленную работу с родителями, путем создания антирелигиозного родительского актива».

    Открывались антирелигиозные отделы в музеях, в культпросвет учреждениях проводились беседы, лекции, особенно тщательно вербовались женщины. В Государственном архиве Югры хранятся даже тексты лекций на темы разоблачения религиозных представлений, инструкции как нужно проводить театральные постановки на тему «Религия – обман, попы = кулаки» и т.п.

    На фоне активной антирелигиозной пропаганды между ячейками СВБ проводились массовые социалистические соревнования по организации безбожных сел, деревень, колхозов, по вовлечению трудящихся в сбор пожертвований на постройку тракторов и танков «Безбожник». В образованных антирелигиозных семинариях, вечерних антирелигиозных университетах, курсах готовились квалифицированные безбожники. В проведении антирелигиозной пропаганды использовались современные методы работы: радио-передвижки, волшебный фонарь с диапозитивами антирелигиозного содержания.

    В Государственном архиве Югре сохранился уникальный документ – «Учет выданных членских билетов юным членам Союза Воинствующих Безбожников»[4]. Эти   юные члены СВБ учились в 7 классе школы села Нахрачи, церковь во имя Живоначальной Троицы в котором, была основана еще в 1714 году.

    В декабре 1929 года все граждане СССР праздновали 50-летие Иосифа Виссарионовича Сталина. В январе 1930 года был провозглашен курс партии на сплошную коллективизацию крестьянских хозяйств и ликвидацию кулачества как класса, главным помощником которого была объявлена религия. Так получилось, что 1930 год - год образования Остяко-Вогульского национального (с 1940 года – Ханты-Мансийского) округа стал и годом начала полной ликвидации православных церквей на территории Югры.

Как умирали церкви

    Несколько православных церквей и часовен на севере Тобольского округа закрылись еще в середине 1920-х годов. Например, часовня Николая Чудотворца в деревне Вата была закрыта в 1925 году по заявлению группы верующих об отказе от содержания часовни. В 1929 году жители деревни попросили открыть в здании часовни школу. В деревнях Кеуши и Ендырь часовни были закрыты в 1925 году. В юртах Карымкарских часовня не действовала с сентября 1924 года, когда состоялось общее собрание деревни по передаче часовни под школу. Но по всему округу, это были единичные случаи. Чаще, население этих населенных пунктов было немногочисленным.

    Большая половина православных церквей были закрыты в конце 1929 – начале 1930 года. Судя по архивным документам, это происходило очень тяжело и сложно. В это время были закрыты православные приходы в больших поселках нашего округа: Березово, Самарово, Сургуте, Локосово, Тундрино, Кондинском, Елизарово, Селиярово, Троице, Нялино, Покуре, Кушевате, Шеркалах, Малом Атлыме, а также деревнях Сартынья, Няксимволь, Щекурья, Полноват, Леуши, Пилюгино, Кушниково, Фроловской, Сатыгинской, Чемашевской, юртах Больше-Атлымских, Новоселовских, Заводинских, Шаимских и других. Как уже говорилось, большинство закрытий происходило либо по заявлению верующих об отказе от содержания зданий церквей и часовен, либо из-за невыполнений условий договора по страхованию и ремонту зданий.

    Позднее, в 1930-е годы были закрыты оставшиеся церкви и часовни в Ларьяке, Югане, Реполово, Филинском, Болчарах, Сухоруково, Белогорье, Конево, Скрипуново, Цингалах, Чембакчино, Зенково. Последней действующей церковью на территории Ханты-Мансийского автономного округа стала церковь во имя Евфимия Великого в Шапше, 1903 года постройки. Это не так далеко от города Ханты-Мансийска. Говорят, что церковь действовала до 1958 года. По воспоминаниям жителей города Ханты-Мансийска, они ходили туда на лыжах или пешком, в поселке после ссылки жил священник. В Государственном архиве Югры не документов, подтверждающих эти слова. Но есть документ 1945 года – «Сведения по учету церковных зданий недействующих церквей в Ханты-Мансийском округе. д. Шапша. Здание церкви одноэтажное, деревянное. Церковь не закрывалась, механически перестала действовать. Не используется, закрыта. Здание сохранено. Внутреннее убранство церкви сохранено»[5]. И следующий документ от 6 мая 1960 года уже о закрытии Шапшинской церкви.

    Что было с церквями потом, после закрытия? Полное переоборудование, снятие колоколов. Здания чаще всего отдавались под клубы, избы-читальни, школы. Обычно они красились в голубой цвет. Что было с церковным имуществом? Колокола сдавались в фонд индустриализации. Один колокол Березовской Богорождественской церкви был передан в Казымскую культбазу, в селе Вартовское (ныне город Нижневартовск) колокол церкви во имя Сергия Радонежского (сгорела в 1911 году) был передан пожарной дружине. Церковное имущество по акту передавалось местным сельским Советам. Золотые изделия должны были быть сданы в органы НКВД – ОГПУ. А вещи, не имеющие, по мнению исполнительных органов власти, какой-либо ценности, иногда переносилось в кладовку, чаще хранилось прямо в церкви в каких-либо помещениях (подвалах, задних комнатах). Есть много воспоминаний жителей сел и деревень о том, как иконы выносились из церквей по ночам, как ребятишки лазили в заколоченные церкви и воровали оттуда кресты и кадила, как родители топили эти предметы в речке, чтобы их не посадили. Только истинно верующие люди хранили у себя сбереженные иконы и молились тихонько, чтобы их не услышали.




1. КУ «Государственный архив Югры». Ф.67. Оп.2. Д.1. Л.20-23.


2.КУ «Государственный архив Югры». Ф.105. Оп.1. Д.49. Л.7-7об.


3. КУ «Государственный архив Югры». Ф.156. Оп.3. Д.166.Л. 14-17.


4. КУ «Государственный архив Югры». Ф.156. Оп.3. Д.166. Л.13об.


5 КУ «Государственный архив Югры». Ф.1. Оп.3. Д.166. Л.8.


Материал подготовлен

консультантом Архивной службы Югры

Спиридоновой Ольгой Александровной

на основе документов Государственного архива Югры



Опубликовано: 02.10.2018 15:02        Обновлено: 02.10.2018 14:51